Чудные новости

Официальная страница сообществ Гомель ВПриколе

За «обосранных» коров — уголовные дела, за гибель человека — дисциплинарное взыскание

33-летний житель Гомеля Кирилл Романов погиб во время авральных работ перед приездом главы Беларуси. Он работал водителем спасательного отряда Гомельского химзавода. В день смерти Кирилла и его коллег отправили мыть коровники, так как должен был приехать Александр Лукашенко. 

Родители Кирилла Романова

Молодой человек упал с крыши и погиб. Химзавод не считает себя виновным, отказывает родителям в полной компенсации морального вреда. В ноябре 2017 года Буда-Кошелевский район готовился к приезду президента. В хозяйствах велись авральные работы. «Наведения порядка на земле. Именно это стало основным лейтмотивом рабочей поездки президента в Гомельскую область », — писала газета «СБ — Беларусь Сегодня» по итогам поездки главы государства в Буда-Кошелевский район. Водителю-спасателю Кириллу Романову «наведение порядка на земле» стоило жизни.

Хозяйство «Морозовичи-Агро» — структурное подразделение Гомельского химзавода. Мыть крышу коровника в обязанности Кирилла Романова, водители спасательного отряда, не входило. Но руководство послало на аврал — мыть и красить крышу коровника в конце ноября. Спасатели химзавода чистили на крыше световые фонари — проемы, закрытые поликарбонатом. Кирилл наступил на поликарбонат и упал с высоты 6,6 метра на бетонный пол. Он погиб на месте. Вдовой осталась молодая жена с двумя маленькими детьми — трех и шести лет на тот момент.

За «обосранных» коров — уголовные дела, за гибель человека — дисциплинарное взыскание

«Сын говорил, что не мог отказаться от работы, хотя она и не входит в его обязанности. Ведь, как и другие рабочие, он был связан контрактом, кредитами. Руководство говорило: кому что не нравится — за ворота», — говорит Анна, мать Кирилла. Она пересказывает слова сына, что «такого маразма еще не видел: одни красят крышу — и это в ноябре, в туман и изморозь, другие навстречу им моют крышу».

Молодой человек работал без страховки. Потом инспекция по труду будет утверждать, что при небольшом уклоне крыши страховка «не положена». Командир военизированного спасательного отряда руководил работами по телефону — сам не был на месте. «Контроля не было, о безопасности никто не думал. Кто погиб — тот и виноват в нарушении правил безопасности. Документы все подчистили, все у начальников хорошо. Получили за смерть сына дисциплинарные взыскания. Начальству надо было выслужиться», — говорит мать покойного. Она добавляет, что у руководства завода — «нечеловеческое отношение к людям».

«Если президент увидел в Могилевской области «обосранных» коров, то были сразу заведены уголовные дела, людей надо в тюрьму сажать. А когда люди гибнут — то всем безразлично. Надо было руководству еще медали дать», — возмущается Анна.

«Дети растут без папы. У нас другого сына не будет»

Уголовное дело после гибели Кирилла Романова вначале возбудили, но потом прекратили.

«Должностных лиц признали невиновными — мол, нет непосредственной причинной связи между их нарушениями в охране труда и смертью Кирилла. Руководство завода на предварительном следствии трижды изменяло свои показания. В конце концов нашли дыру в законодательстве — что страховка «не положена», что уклон крыши невелик. Но крыша была мокрой, и при таких условиях должны быть приняты меры безопасности! В конце концов, то, что не делалось годами, — не чистили тот коровник, не мыли никогда — нельзя сделать так, как начальство хотело, за один день», — говорит Иван Романов, отец Кирилла.

Мужчина после гибели сына потерял здоровье — стал инвалидом третьей группы. Сильно сдала и мать. Кирилл был их надеждой на старости. Сейчас родители остались без сына, дети — без отца. «Я вожу внучку в музыкальную школу. Других детей приводят иногда молодые папы. У меня сердце кровью обливается — мои внуки растут без папы, мы потеряли сына. Другого у нас не будет», — говорит Анна.


Родители подали в суд иск на Гомельский химзавод о взыскании морального вреда. 29 мая суд Советского района удовлетворил их иск и постановил взыскать с предприятия 50 тысяч рублей в пользу родителей. Химзавод подал апелляцию — потому что не согласен ни со своей виной, ни с размером морального вреда. Должностные лица посчитали размер морального вреда «несправедливым» и «значительно завышенным». В апелляции они назвали «справедливый» размер — 10 тысяч рублей — и просят суд изменить решение.

«Сын погиб ради того, чтобы коровам было светло?»

«По телевизору показывают, что Беларусь — страна для жизни. Для какой жизни и кого именно? Начальства? Это не страна для жизни, а концлагерь, как говорил президент. Только не для коров, а для людей», — добавил Иван.Он рассказывает, как на суде руководство химзавода «отбивалось» от требования морального вреда.«Перечисляли, что помогли с похоронами, памятником, что помогали материально вдове и ее детям. Но эта помощь прописана в коллективном договоре предприятия. Помогали работники завода, из зарплаты которых высчитывали деньги», — обращает внимание Иван.

Анна говорит: «Ради чего погиб мой сын? Для того, чтобы коровам было светло, а должностные лица выслужились и остались сидеть на своих теплых местах? Чтобы они показали президенту — вот какие мы хорошие? Я поняла бы, если бы он спасал людей — ведь работал в спасательном отряде».

10 тысяч за человеческую жизнь — разумно и справедливо?

Интересы Ивана Романова представлял в суде правовой инспектор независимого профсоюза РЭП Леонид Судаленко.

«В принципе, суд первой инстанции, взимая с химзавода 50 тысяч, исходил из судебной практики по таким делам. Требуя в апелляции уменьшить размер морального вреда в пять раз, химзавод показывает в первую очередь свою бессердечность. Ущерб взыскивается с юридического лица, а не из собственного кармана руководства. Разве 10 тысяч соответствует принципам разумности и справедливости?», — говорит правозащитник.Он и семья Романовых будут просить коллегию областного суда оставить в силе решение первой инстанции.

Источник: SVABODA.ORG

Добавить комментарий